?

Log in

No account? Create an account

kukushkinprotiv


Блог Виталия Кукушкина


У ЖКХ есть злейший враг - равнодушие руководителей!
kukushkinprotiv
05_1

В сфере ЖКХ сегодня очень много перекосов...
kukushkinprotiv

kukushkin

На вопросы читателей о наболевших вопросах жилищно-коммунального хозяйства в пресс-центре «Комсомолки» ответил Управляющий ТСЖ «Гамма» Виталий Кукушкин.- Меня зовут Светлана. Слышала от подруги, что сейчас с крыш стали снимать личные антенны жильцов (она живет на улице Постникова). С чем это связано и почему раньше ничего об этом не говорили?

- По законодательству (170-е правило эксплуатации жилого фонда) на кровле жилых домов не должно быть никаких индивидуальных строений, в том числе антенн (это не касается общей антенны). Представьте, что будет с кровлей, если каждый житель дома задумает поставить свою? В ТСЖ «Гамма» мы решили этот вопрос уже лет 10 назад, и проблем по этому поводу не возникает. Это однозначно недосмотр руководителя жилищной организации, которая обслуживает ваш дом, его беспечность.

- Здравствуйте, Виталий Алексеевич! Осенью вы установили узлы управления тепловой энергией в 14 домах своего ТСЖ. Сейчас уже можно сказать, насколько они оказались выгодными?

- Конечно! За октябрь, ноябрь и декабрь прошлого года экономия составила в среднем 34% по всем домам. То есть возвращается довольно-таки крупная сумма, за указанный период - 3,3 миллиона рублей. Поэтому мы будем устанавливать их в остальных домах. Правда, для самого ТСЖ выгода виртуальная, так как экономию будет получать житель.


- Добрый день, беспокоят жильцы дома на проспекте Дзержинского. Слышали много хорошего про ваше товарищество, хотели узнать, можно ли нам перейти в «Гамму»?

- Спасибо за добрые слова. Но сейчас законодательство запрещает ТСЖ подобные переходы. Кроме того, новое дополнение к жилищному кодексу гласит: новое товарищество может быть организовано только на одном отдельном доме, объединить несколько домов оно уже не сможет.

- Здравствуйте, вас беспокоит Оксана. В нашем доме живет предприниматель, может ли он разместить какую-то рекламу на здании? Нужно ли согласие жильцов и куда пойдут вырученные от этого деньги?

- Управляющая компания может дать согласие только по решению собственников этого дома, принятому на общем собрании. Она заключает договор с рекламным предприятием для размещения той или иной рекламы. Вырученные средства должны идти на цели, которые предназначены для обслуживания вашего дома, то есть для увеличения статьи «Содержание дома».

- Меня зовут Катя, мы живем с родителями на улице Восточной в пятиэтажке. Слышали, что Водоканал собирается устанавливать нам общедомовой счетчик, а стоимость с процентами будет взимать с жильцов. Поясните, разве это законно?

- Сегодня на основании 261 ФЗ это допустимо, если управляющая организация своими силами не выполнила своих обязательств по установке общедомового прибора учета. Общедомовой прибор учета должен быть обязательно, поэтому исполнитель коммунальных услуг, не установивший его вовремя, не может отклонить такое предложение ресурсонабжающей организации. Водоканал выполняет работы за свой счет, и, естественно, жители должны будут компенсировать эти затраты в срок до пяти лет с процентами (которые составляют ставку рефинансирования банка). Это законно, но не делает чести той УК, которая по непонятным причинам не смогла установить этот прибор.

- Добрый день! Меня зовут….. У меня к вам деликатный вопрос, на который хотелось бы услышать ответ. Ходят слухи, что вместо депутата Катасонова наш округ в Законодательном собрании области будете представлять вы. Вы согласитесь, если вам предложат?

- Вы немного забегаете вперед, но такое предложение уже есть, мою кандидатуру рассматривают от партии КПРФ. Пока этот вопрос не решен, в перспективе будет видно.

- Мы очень рады, так как знаем, насколько вы активный человек. Если вы все-таки станете депутатом, что вы нам предложите?

- Сегодня нужно активно работать в сфере жилищно-коммунального хозяйства, в котором я работаю и сейчас. Мне не очень приятно говорить это, но в сфере ЖКХ очень много перекосов именно на уровне руководителей жилищных организаций. Самый насущный вопрос сегодня - привести в соответствие некоторые пункты законодательства и заставить руководителей жилищных организаций исполнять хотя бы то, что прописано в имеющемся законодательстве.

- Больше всего сейчас всех волнует закон о начислении ОДН. Может, вы на посту депутата сможете что-то изменить?

- На сегодняшний день закон был принят несколько преждевременно, это моя точка зрения. Так как не проанализировали, какие последствия будет иметь
его принятие. Не был рассмотрен механизм влияния на жителей, которые не устанавливают индивидуальные приборы учета, тем самым проявляя неуважение к жильцам, добросовестно исполняющим закон. На мой взгляд, решить это можно очень просто - вместо пяти кубов не имеющим счетчик начислять к оплате 15. И все разрешилось бы в кратчайшие сроки. Еще один немаловажный вопрос: начисляя ОДН по энергоснабжению, жилищные организации «забывают» убрать со статьи «Содержания дома» оплату за освещение мест общего пользования, работу лифтов.

- Вас беспокоит Татьяна Евгеньевна с улицы Сергея Лазо, 17. С нас уже много лет берут деньги по графе «Капитальный ремонт», а сейчас говорят, что ее только в 2014 году будут вводить. Правильно ли нам начисляют счета?

- Дело в том, что графа эта введена примерно в 2005 году. Поэтому ваши счета абсолютно законны. Без статьи «Капитальный ремонт» мы бы просто не могли содержать дома. Сейчас рассмотрен и утвержден законопроект дополнительной девятой главы к жилищному кодексу, где прописаны обязанности собственников самостоятельно нести бремя капитального ремонта своих жилищ. С января следующего года весь капитальный ремонт, к сожалению, будет не в руках жителя, ТСЖ или УК, а в руках определенного регионального оператора. Распределение и выделение средств будет осуществлять он.

- Здравствуйте, меня зовут Александр. Я живу в пятиэтажке, на первом этаже которой находится поликлиника. У всех соседей индивидуальные счетчики на воду, но перерасход воды стабильно большой. Мы думаем, что в поликлинике вода расходуется бесконтрольно, как это можно проверить?

- В поликлинике в обязательном порядке должен быть установлен прибор учета всех ресурсов. Любой собственник жилья имеет полное право проверить его показания и проконтролировать ситуацию, сравнив эти данные с показаниями общедомового счетчика и суммой показаний личных приборов учета. И таким образом проанализировать, есть ли расхождение. Если есть, то разница доначисляется пропорционально площади всем собственникам, в том числе и собственнику данного нежилого помещения, или поликлиники.

- Мне очень нравится ваш прежний лозунг «Кукушкин - против!». Вы до сих пор придерживаетесь тех же принципов, что и раньше? И считаете членов правящей партии жуликами?

- Я не отступаюсь от своих принципов. Но делить людей по партийной принадлежности на жуликов и воров, на мой взгляд, нельзя. Хотя, конечно, с монополистами у нас большие судебные разбирательства. К примеру, с тепловиками по перебору средств с населения. Норматив оплаты отопления очень завышен. Перерасчеты должны производиться каждый год, но в добровольном порядке это не делается почти нигде.

- Здравствуйте! Поясните, пожалуйста, был ли принят закон об обязательном выборе старших по подъезду? А если никто не хочет официально брать на себя обязательства следить за всем?

- Такого закона быть не может, ведь невозможно обязать какого-то жителя силовым методом быть старшим по подъезду. Все должно быть добровольно, это прерогатива самих жителей - следить, чтобы у них был порядок, подсчитывать все, контролировать работу ТСЖ или управляющей компании. В первую очередь это не обязанность, а ваше право участвовать в управлении своим имуществом.

- Добрый день, вас беспокоит Людмила Дмитриевна, жительница дома на улице Родимцева. У нас дом коридорного типа, в прошлом году сделали ремонт, во время которого убрали тамбурную дверь, а новую не поставили. Объяснили это тем, что сбор денег с дома гораздо меньше, чем было потрачено на все работы. Поясните, из каких источников и за сколько лет складываются средства на капитальный ремонт?

- Все верно, с вашего дома в 2012 году мы собрали всего 608 тысяч, причем не только по капитальному ремонту, а по всей статье «Содержание дома», которая предусматривает и уборку территории, и содержание слесарей, и текущее обслуживание дома. А вложили в него несколько миллионов, сделали максимально возможное. Ремонт проведен очень хороший, у вас теперь даже двери на общих балконах пластиковые. Не смогли только отштукатурить балконы снаружи, так как ремонт делался в зимний период. Но летом мы постепенно это исправим. Два-три года назад на вашем доме были капитально отремонтированы кровля и система отопления. На это ушли огромные суммы. Если бы мы тратили лишь те средства, которые собираем ежегодно с вашего дома, ремонт затянулся бы на десять с лишним лет. Как понимаете, это невозможно. Средства складываются со сбора всего жилого фонда ТСЖ, и на ваш дом они потрачены уже на несколько лет вперед. Мы ни в коем случае не оставим без внимания вашу просьбу установить дверь.


ответы на коментарии
kukushkinprotiv
ответ на коментарий  - esv56   

Возможно так и есть. Поэтому предоставляют на обозрение горожанам, чтобы требовали от своих директоров и управляющих работать по короткой схеме - без посредников.

Восемнадцатый арбитражный суд
kukushkinprotiv
Уважаемы руководители ТСЖ и УК, представляем Вам два постановления восемнадцатого арбитражного апелляционного суда, которое поможет Вам, отстоять интересы своих жителей перед беспределом монополистов.

Постановление от 09.12.2011 г.PDF

Постановление от 13.10.11 г.PDF

В.А. Кукушкин, Управляющий ТСЖ «Гамма».

Есть мнение
kukushkinprotiv

Зачем горожанам подобные потрясения?

Как часто от внедрения очередных новшеств страдают законопослушные граждане, а самыми обиженными становятся пенсионеры, инвалиды и малоимущие! Приведу один из свежих примеров.

В 2002 году было подписано распоряжение главы города Оренбурга №3226 от 21 августа 2002 года «Об утверждении установки и эксплуатации приборов учета тепловой энергии, холодной и горячей воды». В нем четко прописан порядок установки индивидуальных приборов учета ресурсов, контроля за их эксплуатацией и снятия показаний.

Первыми, кто решил экономно расходовать и холодную, и горячую воду, были как раз те самые пенсионеры и малоимущие. Они знали, что принятые за точку отсчета депутатами городского совета нормативы намного завышены. И вскоре практика показала, что экономия потребления водных ресурсов составляет  от 30 до 50 процентов. Казалось бы, надо только радоваться за простой люд. Но не тут-то было.

С 2006 года, то есть четыре годя спустя после начала похода за бережливостью, руководство ОАО «Оренбургская теплогенерирующая компания» (ОТГК) предпринимает ряд выпадов против горожан. Так, в 2007 году теплоэнергетики дважды провели массовые незаконные отключения горячего водоснабжения у населения. Впоследствии граждане через суд оспорили эти действия. Суд встал на их сторону. Однако господам генеральному директору ОАО «ОТГК» А.А.Влазневу и его заместителю А.В.Голобокову суды не указ, и в 2009-м они вновь пошли на незаконные действия: отключили горячее водоснабжение в квартирах 20 тысяч оренбуржцев. Суд снова остался непреклонен в защите прав горожан.

СЕГОДНЯ руководство теплогенерирующей компании готовит новые неприятности. Оно подало иск в суд с просьбой защитить его права за горячее водоснабжение по индивидуальным приборам учета назаконны. В дополнение к иску требуют, чтобы, как минимум за последние три года, по всем потребителям, установившим счетчик на горячую воду, доначислять плату до установленных нормативов. А ведь мы знаем, что горячая вода- недешевый ресурс. Один кубический метр ее стоит 71 рубль 65 копеек.

И если учесть, что на сегодня в областном центре уже 125 тысяч человек установили индивидуальные приборы учета и каждый из владельцев почувствовал, насколько экономнее жить «по счетчику», не кормить из своего далеко не богатого кошелька зарвавшегося монополиста, иначе как провокацией, способной вызвать социальный взрыв, действия ресурсоснабжающей организации не назовешь. С каких это пор стало возможным, что исполнение местного и федерального законодательств законопослушными горожанами оборачивается против них самих?! В Оренбурге это может произойти...

ДЕЙСТВИЯ ОАО «ОТГК» в данном случае могли быть направлены на то, чтобы оспорить, если оно их не устраивает, решение мэра города или постановление Госстроя №170 (раздел 5 п.5.1.2) от 29 сентября 2003 года «Правила и нормы технической эксплуатации жилищного фонда». Но они этого до сих пор не сделали. Зачем им ссориться с властью, проще «придавить» инвалида и пенсионера, - меньше проблем.

Председатель правительства В.В.Путин, начав борьбу с коррупцией в системе поставщиков энергоресурсов, указал на конкретные агентские схемы увода денег из показателей прибыли. Как раз такая схема активно действует и процветает в Оренбурге уже на протяжении шести лет. И ее почему-то не хотят видеть ни административные, ни надзорные органы.

В 2006 году организовывается посредник в передаче тепловой энергии под названием Оренбургская коммунальная теплоснабжающая компания (ООО «ОКТК»). Не имея энергопринимающих и энергопередающих устройств, эта компания сумела утвердиться на рынке и выбить себе самостоятельный тариф на тепловую энергию в отоплении и, что еще интереснее, заполучить тариф на горячее водоснабжение, не имея никакого оборудования для его производства.

ФАНТАЗИЯМ тепловиков нет границ. Продав тепловую энергию в ООО «ОКТК», теплоэнергетики ( ОАО «ОТГК») забирают ее обратно и уже в роли агента от имени ООО «ОКТК» и по ее тарифу продают и подают свою тепловую энергию потребителю. Но главный, на мой взгляд, парадокс состоит в том, что ООО «ОКТК», несмотря на огромную задолженность со стороны населения (примерно в один миллиард рублей), живет и процветает. И нету у него никаких долгов перед ОАО «ОТГК», да и вообще проблем, видимо, нет. Там, можно подумать, знают, что, даже если «заштормит», они ничего не потеряют, кроме уставного капитала размером в одну пенсию – десять тысяч рублей. А имущества как такового у общества с поистине ограниченной ответственностью никакого нет. И это при годовом обороте в ООО в несколько миллиардов рублей.

Переплата населения за отопление достигает 20 процентов. Не мешало бы горожанам знать, именно столько им должны возместить теплоэнергетики.

Еще три года назад А.В.Голобоков, видимо в горячке спора, нечаянно приоткрыл завесу, сказав, что депутаты горсовета и администрация города не дадут развалить эту схему. «А таких, как вы, - мы загоним в общее стадо». Вот и подумайте, что это за стадо и что у него за пастух…

Я думаю, что ни городской, ни областной администрации не понравятся такие выходки руководства ресурсоснабщающей организации, которая забывает, что именно рядовые потребители оплачивают их далеко не бедную жизнь. Видимо, сам господин Влазнев забыл об этом.

ЕСТЬ вопросы к господину Голобокову: как известно, в октябре прошлого года он был избран депутатом городского совета. И вскоре переехал жить за сотни километров от Оренбурга, в Пермь. Почему он не снял с себя обязанности народного избранника? О какой активности и гражданском исполнении долга может идти речь в такой ситуации?

В.А. Кукушкин, Управляющий ТСЖ «Гамма».


ЛЮДИ ДЕЛА
kukushkinprotiv
Виталий КУКУШКИН:«ТСЖ - лучшая форма самоуправления»
 
В пресс-центре «КП» побывал управляющий ТСЖ «Гамма» Виталий Кукушкин.
 
- Слышала, что вышло новое постановление и теперь перерасход по общедомовому счетчику будет делиться не только натех, у кого установлен индивидуальный прибор учета, но и на тех, кто платит по нормативу. Это так?
- Постановление правительства фактически не вступило в законную силу. Внесенное дополнение более лояльно к людям: перерасход делится на всех без исключения жителей, ведь в неограниченных количествах воду льют именно те, кто платит по нормативу. Идея неплохая для законопослушных граждан, кто уже установил индивидуальные счетчики. Это своеобразный стимулятор. Если в доме незначительное количество индивидуальных приборов учета, то доначисление будет заметным. Если охват ими хотя бы 60 процентов, то переплата составит 10 - 20 процентов от объема потребленных ресурсов.
- У меня два вопроса: когда будет собрание, на котором мы узнаем о проделанной за год работе? Что будет делать ТСЖ в ближайшее время?
- Собрание проведем в феврале - марте, когда подобьем дебит с кредитом и определим план работы на будущий год, чтобы предметно разговаривать. В середине декабря планирую запустить пилотный проект: тепловой процесс дистанционно сможем регулировать в каждом доме, на каждом узле отопления. Это позволит тепловую энергию рационально распределять по всему дому. Скажем, в квартиры с торца подача
тепла должна быть больше, а где жарко, ее можно уменьшить. На днях должны привезти оборудование, в течение месяца его установим и внедрим. По моим подсчетам экономия тепловой энергии должна составить 30 процентов. Особенно прибор эффективен в осенне-весенний период, когда погода каждый день меняется.
Увидели, что у горожан форточки нараспашку, убавили отопление. Программа автоматически задает нужную температуру на конкретном узле. Удовольствие дорогостоящее, но окупится за один отопительный сезон. Мы договорились с производителем, что он поставит механическую составляющую, а электронную начинку и
систему дистанционного управления сделаем по договору на одном из оренбургских предприятий.
- Квартплата в будущем году на сколько поднимется?
- Нас обязали стоимость всех услуг не поднимать до июля 2012 года. Это связано с политическими событиями в стране. А как выживать коммуналке эти полгода, никто не подумал. Да и в июле рост квартплаты прогнозируют на уровне шести процентов, при этом стоимость материалов и, в первую очередь, ГСМ выросла в полтора раза. Наша техника работает на солярке, ее цена растет с каждым днем. Естественно, это
скажется на уменьшении работ по содержанию общего имущества дома - нам нужно и территорию убирать, и мусор вывозить. Мы планировали на это потратить одну сумму, а в конце года из-за роста цен получились совсем другие затраты. Придется сэкономить на ремонте. Лопату для дворника в прошлом году брали по 240 рублей, сегодня она стоит 450. При этом правительство отчитывается, что инфляции в стране нет. Несмотря на это, как обещал жильцам, в течение двух лет на своей территории не поднимем тариф за капремонт.
- Не планируете при ТСЖ организовать пункт приема отслуживших энергосберегающих ламп?
- Сегодня нереально заставить человека безвозмездно принести и сдать сгоревшую ртутную лампу, а ведь она представляет угрозу населению на площади 5000 квадратных метров. Пока сдача будет бесплатной, их так и будут выбрасывать в мусор. В западных странах заведена нормальная практика. Ты что-то принес  тебе за это заплатили. У нас, чтобы бытовые отходы приняли на полигоне, платим мы, а не нам, при том что
кто-то наш мусор переработает и заработает на этом деньги. Считаю, самая простая схема: человек
приобрел лампу в магазине, пусть ее туда и сдает при следующей покупке. Ему скидку в несколько копеек сделают - и то хорошо.
- С должниками как работаете?
- Власть не очень активно принимает в этом участие, а ведь основная часть должников живет в муниципальном жилье. По закону долг не может копиться более трех месяцев, потом месяц дается на раздумье. Ничего не придумали - покиньте помещение. Что может быть проще, чем расторгнуть договор найма? Это как с плохим работником. Не выполнил взятые на себя обязательства - до свидания. Мы действуем силой убеждения, разбираемся в судах, а к совсем недобросовестным применяем санкции в виде ограничения коммунальных услуг – горячей воды и электричества. Работаем и с коллекторскими агентствами,
они находят человеку более дешевое жилье, а на разницу гасят задолженность по коммунальным услугам. Недавно мы таким образом вернули долг в 160 000 рублей, люди переехали в село.
- Это ваши соседи беспокоят из ТСЖ «Искра». Недавно решила поменять замок в двери. Купила, вызвала мастера из ТСЖ. Услуга стоит 2500 рублей. Это практически стоимость новой двери. Скажите, везде такие расценки?
- Объем и расценки платных услуг определены в каждом ТСЖ и управляющей компании индивидуально. Это должно быть документально оформлено, составлена и утверждена соответствующая калькуляция. Расценки принимаются на заседании правления.
- Обращаюсь к вам как к знающему человеку. Живем в Звездном, сейчас идет настоящая война за управление нашими домами. Поясните, чем форма правления ТСЖ отличается от УК и что лучше?
- Я часто бываю на семинарах в разных регионах, сегодня никто не убедил меня, что работа управляющей компании перспективна. Так как УК – частная структура, она должна выживать и получать прибыль. Откуда она возьмется? С того самого рубля, который платит целевым взносом житель в ТСЖ. С него же выплачиваются дивиденды и налог на прибыль. К тому же УК нанимает другие частные компании для обслуживания жилого фонда, которые тоже должны выживать и платить налоги. В Питере и Тюмени есть большие УК, они обслуживают до полутора миллионов квадратных метров жилплощади. Когда их руководство привело цифры, стало понятно, что на обслуживание жилого фонда с заплаченного жильцом рубля идет всего около 5 копеек, которых хватит лишь на поддержание того, чтобы дом не признали аварийным, и ни на что более. В моем ТСЖ эти расходы составляют 50 копеек, и то я считаю, что этого недостаточно.
 
ТСЖ-марафон провели и подготовили Екатерина САРЫЧЕВА, Галина КОВАЛЕНКО и Айна УТИБАЕВА.

"Коммунальные Войны" Эпизод 1, 2
kukushkinprotiv



Поляков Б.А., Кукушкин В.А. Коммунальные войны. Очерк.
Оренбург, 2007. — 46 стр.
Авторы — управляющие оренбургскими товариществами собственников жилья "Веста" и "Гамма", рассказывают о про­блемах проведения реформы ЖКХ в городе, особое внимание уделяя взаимоотношениям ТСЖ и городской администрации.
Актуальные вопросы — кому, за что и сколько мы перепла­чиваем? — делают книгу интересной самому широкому кругу читателей.
 
"КОММУНАЛЬНЫЕ ВОЙНЫ"

«...Давным-давно, в далекой-далекой Галактике бу­шевали звездные войны». Так начинается знамени­тая «оскароносная» космическая сага американского сценариста и режиссера Джорджа Лукаса. «Звездные войны» стали фильмом всех времен и народов, на це­лых тридцать лет приковав внимание киноманов всего мира к суровой схватке благородных «рыцарей-джедай» — хранителей мира и справедливости в галак­тике, с коварными и таинственными узурпаторами-«ситхами». Масштабные сцены космических сраже­ний, гигантские крейсера, иные планетные системы составляли, однако, только внешний антураж, за ко­торым скрывалась вековая борьба светлого, доброго начала с тьмой невежества, алчности и продажности.
В то же самое время, когда Люк Скайуокер «со товарищи» сеял торжество «джедайской» справедли­вости по всем киноэкранам мира, в отдельно взятой стране, равной по площади одной шестой части суши планеты Земля, исподволь зарождались свои, тихие, но по значению не менее потрясающие для мировой сверхдержавы войны.
Войны без коварных выстрелов и поражающих ра­зум катаклизмов, создающиеся в тишине чиновничь­их кабинетов, под негромкое поскрипывание перьев законодателей и законоисполнителей. Сражения, в которых оружием служит писаное и неписаное, печатное и, порой, «непечатное» слово. Но разруши­тельный эффект для страны слово это несет не мень­ший, чем ядерные боеголовки мощностью в несколь­ко мегатонн.
Как это не покажется странным, речь в книге пой­дет о пресловутой и навязшей в зубах, пугающей неосведомленное население истории с реформой жилищно-коммунального    хозяйства    в    Российской Федерации. Вопрос, что и говорить, наболевший, тем более, что зарплаты и пенсии в стране растут несо­размерно ценам в магазинах и величине квартплаты, и наши сограждане все больше и больше задаются вопросом: а что же будет дальше?
О возможных путях развития событий мы и пос­тараемся рассказать в этой книге. Конечно, сложно в столь малом объеме осветить всю историю развала и последующего восстановления системы ЖКХ в стра­не.
Но мы и не ставили себе подобной задачи. Описав предысторию, мы решили рассказать только о том, что происходило и происходит именно в Оренбурге, поскольку в этом отношении город наш далеко не ти­пичен, и проблемы, актуальные здесь, уже давно и успешно решены или решаются в других городах и регионах России.
Итак, пока страна от выборов к выборам решитель­но шагает к победе демократии, в тиши провинциаль­ных кабинетов и около властных коридоров «бушуют коммунальные войны»...
 
ЭПИЗОД   I «Призрачная угроза»
«— Никому не дано предвидеть будущее.
Но он нарушил равновесие Сил, и над миром нависла
угроза разрушения, — сказал Великий Учитель Йода»
Джордж Лукас, «звездные войны»

Кризис системы ЖКХ начался не вчера и даже не позавчера. Не надо забывать, что в советс­кое время, вслед за сельским хозяйством, самым проблемным участком оставался жилищно-комму­нальный комплекс.
За недостатком места мы сейчас не будем подроб­но останавливаться на вопросах военного коммунизма в «отдельно взятой» жилищно-коммунальной сфере, это дело политиков. Вспоминается только, что первые саркастические строки о жилищном хозяйстве совет­ской эпохи написал Михаил Афанасьевич Булгаков. Есть у него такой рассказ о сгоревшем доме «Эльпит-рабкоммуна». Дом сгорел потому, что жильцы пользовались не печами с дымоходами, а буржуйками, ко­торые топили паркетом, сбитым с пола. Пожару тому было две причины: во-первых, правление дома было никудышным, ничего не делало для его спасения, во-вторых, новые жильцы были каждый за себя, никто не думал о последствиях. Эгоизм каждого, помножен­ный на число жильцов, неизбежно должен был при­вести к хаосу. Так и случилось. Дом сгорел.
В годы НЭПа ситуация начинает несколько ме­няться. На место «разрухи в головах» приходят кое-где жилищные товарищества, нечто вроде жилищно­строительных кооперативов. Именно они занимаются обслуживанием домов.
К сожалению, система на этом не остановилась. Централизация сверху пришла на место инициативе снизу, и управдом на десятилетия стал главным персонажем, как говорил легендарный товарищ Огурцов из «Карнавальной ночи», «советских Гоголей и Щед­риных».
Разумеется, в истории советской системы жи­лищно-коммунального хозяйства были и подъемы, и спады, хотя, в целом, система плохо, но работала. Ее неэффективность перекрывалась банальным путем: заявленные затраты значительно превосходили необходимые. То есть там, где ремонта осуществлялось на 5 рублей, реально «процентовки» закрывались на 15-20 рублей. Но в условиях тотальной уравниловки и общего наплевательства высшее руководство благо­получно закрывало на это глаза.
Однако кризис ЖКХ был перманентным во всю эпоху советской власти. И имел он, на самом деле, две составляющие: кризис инициативы снизу и кризис структуры управления сверху. Совсем, как в предре­волюционной ситуации: «верхи не хотели, а низы не могли».
В этом двуединстве — корень проблем всей совет­ской системы ЖКХ. И главная проблема не только в том, что эта система была рассчитана на внешнее финансирование, как это обычно принято считать. Да, совершенно верно: по большому счету, никто не думал об экономии, об эффективности. Но это лишь одна сторона проблемы.
А другая сторона — тотальное подавление инициа­тивы снизу. Конечно, через различные полугосударственные-полуобщественные структуры представители власти пытались более-менее удачно воспроизводить по команде «инициативу народа», но эта «народная инициатива» была, в основном, чисто «пиаровским», как бы мы сказали сейчас, или «идеологическим», как это говорили тогда, мероприятием. К самой системе ЖКХ это имело крайне отдаленное отношение.
В ЖКХ, как ни в каком другом производстве в СССР, бесхозяйственность и безответственность были возведе­ны в абсолют. И, соответственно, нигде больше не было таких потерь и такого воровства. Условно говоря, всю систему советского производства того времени можно было бы разделить на четыре части.
Первую часть составляли военные заводы, где при­емку продукции прямо на предприятии осуществлял представитель армии. Здесь реально существовал са­мый жесткий контроль качества.
Вторую образовывали предприятия, выпускаю­щие продукцию в интересах промышленности. Тут уже контроль качества был пониже, но все-таки по­купатель мог доставить производителю определенные проблемы: выставить претензию, обратиться в суд и доказать, что работа выполнена с ненадлежащим качеством. Учитывая, что большинство покупателей были крупными юридическими лицами со штатом юристов и экспертов, выпуск некачественной про­дукции означал серьезные проблемы для предпри­ятий. Конечно, сам уровень контроля качества даже близко не приближался к уровню оборонных заказов, но все-таки некоторый постоянный уровень качества соблюдался.
Третью часть составляли предприятия, выпускаю­щие товары для населения, так называемый «ширпот­реб». Здесь качество было в среднем еще ниже. Прав­да, работала система годовой гарантии, действовали соответствующие законы (их тогда пытались испол­нять), стоящие на защите интересов потребителя. Но, в целом, число исков в процентах от всей некачест­венной продукции было гораздо больше, чем в граж­данской промышленности, не говоря уже о военной. И все-таки, конечный потребитель, имея определен­ные права, мог их отстаивать.
Самой грустной же для конечного потребителя была четвертая сфера. Если во всех других вариан­тах сам потребитель принимал продукцию и решал — подходит она ему или нет, то в этой сфере прием­ку продукции (ремонта) осуществлял «дядя». Жалобы можно было писать и «дяде», и в центральную пра­чечную, как говорили в Одессе. Эффект один и тот же. Хотя, были методы борьбы и с этим.
Естественно, когда ЖЭК ни в какой степени не зависит от жильцов, все попытки выбить из него ка­кую-либо работу — бесполезны. Система зиждилась на стандартной советской процедуре обратной связи: жалобы в советские и партийные органы, а также в прессу. В каких-то рамках эта система ограничивала произвол и воровство, но, разумеется, только в самых минимальных. Главный ограничитель крупного во­ровства был не в системе обратной связи, а в общем финансовом механизме СССР. То, что финансовые системы были фактически разделены на две независи­мые части: наличную и безналичную, которые почти не пересекались, очень сильно мешало воровать. Ко­нечно, система эта очень сильно мешала и работать, однако воровать она мешала все-таки не меньше.
Именно после разрушения этой финансовой сис­темы кризис ЖКХ перешел из состояния медленного гниения эпохи позднего застоя в состояние тотально­го кризиса эпохи перестройки.
Разумеется, на этот кризис наложил отпечаток об­щий экономический кризис в СССР, так как количес­тво выделяемых средств резко сократилось.
А полная ликвидация в СССР двухголовой финан­совой системы и замена безналичного и налично­го рубля на единый безналично-наличный рубль для ЖКХ стала просто катастрофой.
Итак, история развала системы жилищно-комму­нального хозяйства в России началась, как это не по­кажется странным, не в «лихие 90-е», а гораздо рань­ше, еще в «эпоху Горбачева», в далеком 1986 году. Именно с той поры перестала финансироваться вся­кая деятельность этих самых трестов, точнее финан­сировалась по остаточному принципу. Само понятие «капитального ремонта» тогда пор кануло в Лету, за несколько лет коммунальщиками набирались деньги на ремонт, может быть, одного дома — и это уже само по себе было подвигом.
Для тех, кто не понимает принципа «остаточного финансирования», поясняем, что все деньги, вноси­мые в советские и сразу же постсоветские годы граж­данами в качестве квартирной платы, благополучно поглощались без остатка государством сначала совет­ским, а потом уже российским.
А те крохи, что спускались обратно, собственно, и шли на поддержание жилищного фонда в состоянии, близком к разрухе.
Но квартирная плата была строго фиксирована, что населению в наши неспокойные годы очень нра­вится. Хотя никто не задумывается о том, что любое строение со временем стареет, и стоимость его пос­тепенно сходит на нет, амортизируется. А благочес­тивые граждане продолжали платить за теперь уже ветхое жилье как за новое.
И если в «период застоя» что-то худо-бедно, да ремонтировалось, то с приходом гласности и пере­стройки на сферу коммунальных услуг всем стало на­плевать. Если кто помнит, именно в те годы куда-то пропали с улиц дворники, стали ломаться и перестали ремонтироваться лифты, пошли плановые отключе­ния горячей и холодной воды. И это не удивительно.
Промышленность в целом стала катастрофически разваливаться, с появлением кооперативов многие квалифицированные рабочие перешли в них, привле­ченные невиданными в бюджетной сфере заработ­ками. Разрушилась отрегулированная десятилетиями цепь поставок материалов и комплектующих для лиф­тового и водопроводного хозяйства, да и не только это.
Крах государственной макроэкономики не мог не сказаться на микроэкономике отдельных предпри­ятий и подразделений. Так называемые «рыночные» отношения в условиях государственной монополии привели к возникновению банальной спекуляции не только продуктами, но и стройматериалами, сантех­никой, электрикой, в общем, всем тем, чего и без того никогда вдоволь не хватало многочисленным ЖЭУ для проведения как плановых, так и капитальных ре­монтов жилого фонда. «Посреднические» организа­ции перепродавали на корню всё и вся, навариваясь на баснословных «процентах».
По традиции люди продолжали платить за услу­ги ЖКХ, которые вообще не предоставлялись и в «постсоветский» период, однако сумма эта до поры до времени была невелика. При этом внешне почти незаметно произошло прекращение центрального финансирования из бюджета, и система окончатель­но лишилась реальных денег. То есть, конечно, резер­вы оставались, и возможности для быстрого обогаще­ния верхушки руководства этой сферы сохранились и даже упрочились благодаря наличию формально независимых от них (руководства) частных предпри­ятий, которые де-факто им принадлежали. Через эти структуры во много раз проще, чем и в советские вре­мена, и даже во времена перестройки, можно было перенаправлять финансовые и материальные потоки. Однако, за исключением особо выделяющихся ситуа­ций, все это не порождало реального общественного резонанса.
Параллельно начинался и другой процесс. У насе­ления постепенно пропал страх, и, в отсутствие реаль­ных механизмов самоуправления, личная инициатива отдельных жильцов обращается в административный хаос. Если в советские годы власти очень неодобри­тельно отзывались и рано или поздно, но применяли санкции против тех, кто слишком уж сильно ухваты­вал свою долю в жилищном колхозе (слишком боль­шая пристройка, слишком много радиаторов в бата­рее, установка дверей, мешающих соседям и т.д.), то теперь, при определенных условиях (взятка или свя­зи), все это стало вполне возможным.
Было очевидно, что такая система не способна нор­мально и долго функционировать, но до определенно­го момента все, в том числе и жители, закрывали на это глаза.
Все начало резко меняться после 1997 года.
Долгое время представители как местных, так и федеральных властей старались не говорить о неиз­бежных проблемах. Хотя, в принципе, еще со време­ни больших отключений электроэнергии и тепла на Дальнем Востоке в конце 90-х люди были ко многому готовы.
Вскоре все с ужасом осознали, что даже самые жуткие ночные кошмары меркнут перед дневной реальностью. В течение буквально пары лет по всей стране проходят быстрые повышения цен почти на все жилищно-коммунальные услуги. Но самое страш­ное было не это: оказалось, что данные повышения — есть лишь первый этап реформы ЖКХ. И новые уже не за горами!
На первом этапе этого повышения цен многие жильцы полагали, что местная власть все равно не пойдет до конца. Если у них нечем платить, то какая бы ни была цена, они все равно не будут платить, и ничего с ними власти не сделают. Эта уверенность бывших советских граждан опиралась на десятилетия опыта застоя, когда даже самые сильные угрозы влас­тей никогда не затрагивали основную массу населе­ния. Лозунг, что всех не тронут, был, как говорится, в крови у «поколения застоя». И вначале это настро­ение среди людей очень сильно помогало местной власти. Ибо большинство населения на первом этапе роста цен даже не пыталось протестовать против по­вышения тарифов, не пыталось разобраться в причи­нах и последствиях этих повышений. Таким образом, невзирая на скрытое недовольство, процесс пошел полным ходом.
К тому же стал очевидным тот факт, что сама рабо­та в сфере предоставления жилищно-коммунальных услуг может быть крайне выгодным бизнесом. В ус­ловиях, когда отсутствует общественный контроль за уровнем цен, когда безразличие населения позволяет манипулировать им даже тогда, когда многие не пла­тят, операции по продаже света, воды, газа, тепла мо­гут стать крайне привлекательными с коммерческой стороны.
А раз есть коммерческая привлекательность, то и надежды на то, что власть не пойдет до конца, ста­ли эфемерными. Очень быстро новые хозяева жизни стали использовать надежную судебную систему для борьбы с неплательщиками. И вопросы о том, поче­му человек не платит: нет денег, или просто не хо­чет платить, уже никого не интересовали. Да, пока, до принятия нового Жилищного кодекса, существовали кое-какие проблемы по официальному отъему жилья у неплательщика. Однако на периферии нашлись спо­собы решить эту проблему даже в рамках действующего законодательства. Людей просто выселяли не на улицу, а в общежитие в глухомани. Формально все требования законодательства были при этом соблю­дены: люди по-прежнему имели крышу над головой. А то, что крыша стала стоить в сотни раз дешевле — это уже была проблема самих выселяемых, а ни­как не властей.
Все эти процессы проходили на фоне стремитель­ного роста цен на недвижимость. Начавшийся еще в 2001 году подъем экономики позволил относительно большому количеству людей накопить средства на покупку жилья. А так как предложение было крайне невелико, а стоимость нового строительства благода­ря бесконечным взяткам и поборам стала расти как на дрожжах, соответственно, и цена на недвижимость рванула вверх с небывалой скоростью.
На фоне роста цен на жилье, рост цен на комму­нальные услуги стал менее заметен. Постепенно бед­ных заставили платить через суды, богатым это было все равно, а средние слои пока не задумывались об этой проблеме. При всем при том, ни одна из про­блем жилищно-коммунальной сферы так и не была решена.
Однако, главной проблемой являлось то, что власть, особенно местная, по-прежнему пыталась все решать советским способом. Конечно, на словах все они были за рынок в этой сфере, за частных поставщиков и т.д. Но рынок начинается не тогда, когда вместо государс­твенного или муниципального монополиста услуги на­чинает осуществлять монополист частный. Мало того, порою это гораздо хуже, так как государственного монополиста можно хоть как-то ограничивать через властные структуры, а частный — свободен в своих действиях. И пока у потребителя нет реального вы­бора, нет реального «права потребителя», ни о каком рынке говорить не приходиться.
Но отчего возникает такая ситуация? Ведь если де­ятели советского Политбюро просто не могли предло­жить другого решения, то нынешние правители ничем не ограничены в своем, якобы, стремлении к рынку?
Существует и законодательная база, и правовой ме­ханизм осуществления их самых смелых рыночных фантазий!
Нет, причина в другом! И вовсе не стремление к рынку руководит отечественным жилищными на­чальниками, как на общегосударственном, так и на местном уровне.
Они действуют совершенно из иных соображений. Речь, как уже говорилось, вообще идет не о самом ме­ханизме действия и даже не о власти. Речь фактичес­ки идет только о финансах. Ибо новые решения тре­буют иного перераспределения финансовых потоков.
 
ЭПИЗОД II «Атака клонов»
«— По заказу Правительства создали мы армию клонов, —
мягко сказал Премьер-министр Камино. —
Они очень покорны и готовы выполнить любые приказы».
Джордж Лукас, "звездные войны”

И так, дела в коммунальной отрасли — труба, при­чем труба дырявая. Тысячи километров изношен­ных донельзя коммуникаций требуют замены. Денег на это у государства нет. Поэтому часть рас­ходов было решено взвалить на население. На языке коммунальной реформы это называется переходом на 100-процентную оплату услуг (Кстати, сколько все-таки процентов и от какой суммы мы реально платим сегодня? Может быть, уже 300 или 400? Кто вообще это считал и как?). Малоимущие, как всегда, получат очередные субсидии, но таковых «счастливчиков» бу­дет немного. Между тем, судя по опросу ВЦИОМ, 55 процентов россиян считают такой подход недопусти­мым. А 75 процентов уверены: коммунальная рефор­ма только ухудшит их жизнь.
Зато глава Госстроя Сергей Крутлик, например, даже обиделся, когда ему намекнули, что всего лишь полтора десятилетия назад коммунальные платежи в стране исчислялись не тысячами, как сейчас, а не­сколькими рублями. Он не преминул во всеуслышание напомнить о том, что «в те далекие, теперь уже почти былинные времена текли все краны, а качественную сантехнику нельзя было днем с огнем сыскать».
Можно подумать, что наше правительство все эти годы только и делало, что строило заводы сантехни­ческого оборудования и насыщало им внутренний рынок! Меняло строительных министров как перчат­ки — да, это было! За последние несколько лет четы­ре министра — Шамузафаров, Кошман, Аверченко и Крутлик. А сфера ЖЮС как была неуправляемой, так таковой и осталась. Обещанных 27 импортных предприятии по производству современного оборудова­ния для коммуналки как не было, так и нет. Только ответственность за дырявые трубы и текущие краны ловко переложили с федеральных на региональные плечи. Зато вопли о полном развале системы ЖКХ по вине неплательщиков звучат все громче и громче.
Кстати, самое большое заблуждение думать, что рядовые граждане ответственны за огромные комму­нальные долги. У нас люди платят квартплату очень добросовестно. Подавляющее число россиян ни копе­ечки не должны коммунальщикам. Невозвратные дол­ги в масштабах страны — очень небольшие суммы
Но и это еще не все. Самое интересное авторы реформы ЖКХ оставили «на сладкое». Если во всем мире запрещены эксперименты с клонированием, то в именно системе ЖКХ с июня 1997 года (запомните эту дату, она еще прозвучит в нашем повествовании) этот метод, напротив, привился и получил широкое распространение. Все здесь предельно просто.
Наверное, кое-кто из вас, дорогие сограждане, обратил внимание на то, что бывшие когда-то ЖЭУ (жилищно-эксплуатационные участки) или ЖЭКи (жилищно-эксплуатационные конторы) с того самого времени стали именоваться сначала МУПами (муни­ципальными унитарными — что за слово-то ?! — пред­приятиями), а после просто ООО (обществами с ог­раниченной ответственностью). Кто-то, возможно, заметит, что с ответственностью в этой отрасли и так было, мягко говоря, не очень, с чего это вдруг ее еще и ограничивать? Нет, дорогие вы наши, это просто юридический термин такой, организационная форма предприятия, позволяющая отныне некогда бесправ­ным коммунальщикам самим зарабатывать деньги. И, согласно того же Закона, самим их тратить. Абсолют­но по своему усмотрению (заметьте и этот момент, к нему мы еще вернемся чуть позднее).
И тратят. На что? Вопрос отдельный. Один из нас как-то посетил Германию и отметил, что сфера ЖКХ в этой стране (а мы так любим равняться на Запад) — одна из самых доходных и лелеемых государством. И это понятно: живые деньги, непрерывным потоком текущие в государственную казну, образуют факти­чески вторую федеральную резервную систему. Свое­го рода, кошелек «на черный день».
Вы думаете, что у нас иначе? Нет, конечно, кроме маленькой разницы. Наш чиновник прочно усвоил ци­тату из великого Цезаря, что «государство — это я!». И, на правах государства, лихо распоряжается этими средствами.
Один московский предприниматель так описывал нам отечественную систему распределения госбюд­жета: «Раньше было как? Течет полноводная бюджет­ная река, а каждый чиновничек отводит от нее себе в карман маленький ручеек. И, в принципе, хватало всем, еще и по назначению попадало. А теперь при­ходит конкретный ... и ставит поперек реки запруду. Вот что сквозь щели протечет, то и достанется бюд­жетникам. А остальное — в полном его, чиновничьем, распоряжении».
Например, где взять «бабки» на выборы нашей партии власти? У власти, естественно, то бишь — у себя. А где у власти плохо лежат денежки? В ООО (или МУПах) системы ЖКХ. И по команде местного мэра или предколхоза перекочевывают эти денежки в предвыборную казну. После, мол, вернем. А может и не вернем, кто знает, как дело повернется?
—   А налоги, а отчисления?! — робко спрашива­ет ООО-шник или МУПовец. — Большие дядьки мне говорили, что их платить и отчислять надо. И спать спокойно...
—   Не боись! — успокаивает большое начальство. — Во-первых, не забудь, кто твой папка, учредитель, то есть. Авось вернем. А не вернем, так мы же сами тебя и обанкротим, и закроем, и долги спишем, и сно­ва отопрем. Под другими инициалами. Был ты, к при­меру, ООО «Фиалка» — станешь ООО «Гвоздика». Как с чистого листа, с тем же штатом, на том же мес­те. До нового указания.
Методика, естественно, не оригинальная, и изоб­ретена не нами. В далеком «забугорье» таким образом мафиозники уже лет эдак под сто государственные деньги отмывают. И к нам этот «опыт» перекочевал вместе с остальными прелестями загнивающего капи­тализма. Только там вся эта комбинация преследуется по закону, и срока «по совокупности» за нее — не в пример нашим. А вот у нас все эти изголения прохо­дят элементарно, поскольку кормится от коммуналь­ной кормушки ох как много человек. Как говорится, «один с сошкой — семеро с ложкой».
Так и клонируются год за годом одни и те же пред­приятия с ну очень ограниченной ответственностью. Или с неограниченной безответственностью, кому как больше нравится. И наши с вами денежки, словно в Бермудском треугольнике местного разлива, исче­зают там бесследно. Понятно, что в такой ситуации ожидать какой-то отдачи (в смысле, продуктивного функционирования) от коммунальщиков нельзя, пос­кольку денег у них как не было, так и нет. Все слива­ется «большим дядькам», то есть — государственной «крыше». Это, правда, «по понятиям» так говорится, но сути дела не меняет. К «понятиям» мы тоже еще вернемся.
А пока идет атака коммунальных «клонов» на нас по всем фронтам. Да так, что Люку Скаиуокеру и не снилось. Никаких «джедаев» на нее не хватит.


"Коммунальные Войны" Эпизод 3 (продолжение)
kukushkinprotiv
ЭПИЗОД III «Месть ситхов»
«— Где-то должен быть второй, —
сказал Великий Йода. — Ситхи всегда
появляются парами — Ученик и Учитель!»
Джордж Лукас, «звездные войны»

Интеллигенция российская всегда мучилась двумя вопросами: «что делать?» и «кто виноват?». На «новорусской» волне нашей псевдорыночной экономики к ним добавился еще один как никогда ак­туальный вопрос — куда деньги деваются?Чтобы получить на него хоть какой-нибудь ответ, стоит разобраться в самой предыстории этого вопро­са. Что реально стоит за неукротимым повышением цен на жилищно-коммунальные услуги?Для начала — арифметика на уровне ясельной группы детского сада: на каждый рубль, добавленный правительством к пенсии или зарплате, коммуналь­щики тут же набрасывают 15-20 копеек за свои ус­луги. Стоит ли удивляться, что страну раз за разом накрывает «девятый вал» массовых протестов росси­ян против неоправданного повышения тарифов. Но лицемерных господ-чиновников это не особенно вол­нует. А где-то даже и оскорбляет....
Однако, и это не предел в изощренно-потребитель­ском отношении чиновничьей братии к простому го­рожанину. Наш Оренбург здесь — чуть ли не «впере­ди планеты всей»!
Россия, что ни говори, по климату своему далеко не Куба, зимой иногда даже наступают морозы, и с этим приходится считаться, не смотря ни на какие ухищрения экономии и экономики.  Топить приходится битых полгода, и оттого отопление составляет далеко не последнюю часть государственного, а, тем более, муниципального бюджета. И горожанин платит за услугу эту абсолютно добровольно, исключительно следуя инстинкту самосохранения. Но от этого услуга эта дешевле не становится, поскольку, случись что, мерзнуть будут одинаково и безработный, и мэр.
Однако тот же самый инстинкт самосохранения совершенно умолкает у работников жилищно-ком­мунального хозяйства, когда возникает пусть хотя бы призрачная возможность погреть руки на городском же тепле. Тем более — за чужой счет.
С одной стороны, чисто технически притулиться здесь вроде бы негде: стоят приборы учета, и постав­щик тепла точно знает, сколько он продал заветных гигокаллорий благодарному населению. Но, с другой стороны, есть еще человеческий фактор и неукроти­мый полет воровской мысли. При наличии определен­ных государственных полномочий, гарантирующих безнаказанность, здесь открываются самые радужные перспективы.
На сегодняшний день у потребителей тепла все фи­нансовые взаимоотношения строятся с одной единс­твенной «коллекторно-обдирочной» конторой под скромным названием Общество с ограниченной от­ветственностью «Коммунальная Теплоснабжающая Компания» (или просто — КТК, не путать с «теплогенерирующей»), директором которой является госпо­дин Даминов. Чтобы излишних иллюзий не возникало, стоит пояснить, что вышеозначенная компания нико­го и ни чем, собственно, не снабжает, а уж тем бо­лее теплом, поскольку является суть посреднической финансовой структурой между потребителем тепла и поставщиком тепла в лице Оренбургской теплогенерирующей (вот!) компании (собственно — Продавцом). Структура эта возникла ни на пустом месте: поводом послужил тот факт, что вот уже в течение ряда лет наши сограждане платят за тепло по тарифам, пре­вышающий норматив потребления примерно на 18%. Пока не стояли приборы учета, разница эта бла­гополучно поглощалась производителями тепловой энергии, но с установкой счетчиков возникла на­стоятельная потребность каким-то образом если не легализовать это безобразие, то, по крайней мере, изъять излишки из оборота с пользой для себя и при­ближенных. Так практически на пустом месте воз­никла новая структура, в отличии от своего названия-           общество с неограниченной безответственностью, поскольку не отвечает ни за коммунальные сети, ни за количество поставляемого тепла, ни за качество об­служивания населения. Контора сродни легендарным «Рогам и копытам» была создана исключительно ради одной благородной цели: регулярно и своевремен­но выколачивать платежи из потребителей тепловой энергии. Мало того, учредителем ООО КТК выступи­ ла фирма, до того просуществовавшая фактически на бумаге всего лишь три дня. И опять на ум приходит
сравнение с историей обогащения Корейки из того же «Золотого теленка», где некая «химартель» брала баснословные кредиты под производство, которое за­ключалось исключительно в том, что в грязной ком­ нате из одного ведра в другое по клистирной трубке перетекала вода, а маленький беспризорник время от времени переливал воду из переполненного нижне­го ведра в опустевшее верхнее. В истории с «Комму­нальной Теплоснабжающей Компанией» учредителям не пришлось раскошеливаться даже на клистирную трубку и оплату труда малолетних. Деньги за услуги ЖКХ текут сплошным потоком, не ослабевающим ни на минуту. Только счетчик тикает...
Кстати, о счетчиках... Господин Даминов благопо­лучно возглавляет еще одну сопутствующую структу­ру — ООО «Термобаланс», которое те самые счетчики- приборы учета, то есть — и контролирует. Как любят выражаться в торговле, «два в одном». Уникаль­ная — мечта любого жулика! — ситуация, при которой можно получать полную информацию о потребителях тепла, и, зная реальные цифры, спокойно планировать увод лишних средств из оборота! А если учесть при этом, что компания (по официальному заявлению Уп­равления по борьбе с экономическими преступлени­ями Оренбургской области) была создана с согласия Администрации города Оренбурга, то вполне понят­но, что спать спокойно господин Даминов имеет все основания.
Справедливости ради стоит отметить, что вариан­ты с подставными конторами в системе ЖКХ — не изобретение оренбургских чиновников. Вот, напри­мер, история новгородских умельцев.
Великий Новгород, 14 июля 2007 г. (Корр. АНН Алексей Коряков). «Руководители новгородского предприятия «Новжилкоммунсервис» подозреваются в лжепредпринимательстве и преднамеренном бан­кротстве предприятия жилищно-коммунального хо­зяйства.
Прокурор Новгородской области возбудил уголов­ное дело в отношении генерального директора ООО «Новжилкоммунсервис» Евгения Шумилова и его заместителя Виктора Борзенкова, подозреваемых в лжепредпринимательстве (ст. 173 УК РФ) и преднаме­ренном банкротстве (ст. 196 УК РФ). Об этом сообщи­ла в пятницу корреспонденту Агентства националь­ных новостей старший помощник прокурора области Ирина Яковлева.
В ходе проверки установлено, что Шуми­лов и Борзенков с целью завладения имущес­твом ГОУП ЖКХ «Новжилкоммунсервис» и создания новой коммерческой структуры, раз­работали схему банкротства своей организации. Под видом реорганизации жилищно-коммунального хозяйства области, в октябре 2005 года был создан некоммерческий фонд «Развитие жилищно-ком­мунального хозяйства области». В ноябре 2005 года «Новжилкоммунсервис» и некоммерческий фонд уч­редили ООО «Новкоммунсервис» с уставным капита­лом 988,41 млн. рублей.
«Новжилкоммунсервис» внесло в уставный капитал об­щества имущество на сумму 988,4 млн. рублей (99,999%), некоммерческий фонд внес 10 тыс. рублей (0,001%). В уставный капитал вошла практически вся инже­нерная инфраструктура: теплотрассы, котельные, насосные станции, что лишило возможность «Нов­жилкоммунсервис» осуществлять уставную де­ятельность, повлекло неплатежеспособность пред­приятия и задолженность перед кредиторами. Таким образом, Шумилов и Борзенков путем умень­шения активов предприятия умышленно создали не­платежеспособность ГОУП ЖКХ «Новжилкоммунсервис». В отношении компании введена процедура наблюдения и утвержден временный управляющий. Кроме того, следствие выяснило, что «Новкоммунсервис» создан без намерения осуществлять пред­принимательскую деятельность с целью извлечения имущественной выгоды.
Для организации предварительного расследования уголовное дело в отношении Шумилова и Борзенкова направлено в Следственное управление при УВД Нов­городской области».
Ну, да Бог с ними, левыми и правыми конторами, вернемся к нашим наболевшим восемнадцати про­центам.
Итак, мы все благополучно переплачиваем за тепло души наших коммунальщиков. А что же по Закону? Здесь необходимо отметить что эта ситуация Прави­тельством предусмотрена, и Закон в лице Граждан­ского, Жилищного кодексов Российской Федерации и Постановления Правительства России за № 307 от 2006 года гласит, что по итогам года проводится сверка показаний приборов учета и реально проплачен­ных сумм, и если имеет место переплата, то деньги возвращаются населению. Нам неизвестны прецеден­ты по России, но что такого чуда не случалось в на­шем городе — можем гарантировать. И испытать это пришлось на собственной шкуре одному из нас.
По расчетам руководства ТСЖ «Гамма» сумма этой самой задолжности ему со стороны ООО КТК в 2006 году составила примерно 4 000 000 рублей. Управля­ющий Товариществом собственников жилья «Гамма» Виталий Кукушкин в течение 2006 года 27 раз был на приеме у господина Даминова, но уходил только с заверениями в том, что корректировка будет произве­дена в ближайшее время. И вот 18 января года 2007-го «зицпредседатель» Даминов, потеряв терпение, пос­тавил в известность, что «год прошел — и до свида­ния! Ни о какой корректировке речи идти не будет!» И все тут. Устал человек за год, его можно понять. «— Основания?» — робко вопросил Кукушкин. Ответ был ошеломляющим в своей простоте: «А мы вообще не планировали возврата средств!».
Это примерно, как если бы пошли Вы в булочную, купили батон за 15 рублей, отдали кассиру пару кров­ных «червонцев», а в ответ — тишина. «А сдача?» — спрашиваете Вы. «— Фиг вам, — хмуро ответствует тетка за кассой. — Деньги ваши — стали наши». В случае с магазином остается призрачная надежда на Комитет по защите прав потребителя, суд. В нашем случае вариантов практически нет, Выше Админист­ративной «крыши» не прыгнешь...
Короче, спасибо за ваши денежки, дорогие «буратиночки»-горожане. Лиса Алиса и Кот Базилио отды­хают. А если учитывать, что площади ТСЖ «Гамма» составляют только примерно 1/63 всех городских площадей, и перемножить эти цифры, то получит­ся  впечатляющая  годовая  задолжность тепловиков горожанам — что-то около 250 000 000 рублей. Тут даже Карабасу-Барабасу на кукольный театр хватит, да еще и Дуремару на персональную грязелечебницу останется.
Еще более лакомым кусочком для «орлов» из ООО КТК оказалось ТСЖ «Веста». У Бориса Полякова на подконтрольной территории вообще находится, на­пример, колония №1, известная как «единичка», кото­рая прославилась регулярными недопоставками тепла. ПО «Стрела» со своей котельной и собственноручно отапливаемыми домами, которое тоже отчего-то пла­тежи вносит во все ту же «черную» кассу КТК. А по все тому же постановлению № 307, платежи имеет право собирать исключительно товарищества собс­твенников жилья и управляющие компании, имею­щие в обслуживании внутридомовые коммуникации, то есть, кто угодно, но только не структуры, подобные ООО КТК. "
Что же касается ТСЖ «Веста», так тому просто от­казали в допуске к работе со счетчиками и выстави­ли счета не по нормативной, а вообще по расчетной нагрузке, что еще примерно на 25% больше. И плати, как знаешь. Точнее — сколько сказали. Точка.
И напрасно Поляков обращался к самому вице-премьеру, господину Медведеву. Нашим чиновникам даже Москва — не указ. На предписание «разобраться и навести порядок с выплатами» дал отписку мелкий милицейский клерк, не понимающий сути проблемы. А в родных оренбургских властных структурах, бук­вально заваленных томами полукриминальных мате­риалов, собранных за месяцы тяжб, правды искать вообще бесполезно. Таких понятий, как «правила до­кументооборота» и «сроки ответа на жалобы трудя­щихся» там просто не знают.
Любой мало-мальски грамотный предприниматель резонно заметит, что из данной ситуации есть прос­той и изящный ход, к тому же логически обоснованный — напрямую выйти на поставщика тепла, то есть - Городскую теплогенерирующую компанию. Ведь
когда встречаются Продавец и Покупатель, то посредник уже не актуален. Действительно, все логично и вполне обосновано, но только в условиях реального или, как еще его называют у нас, «цивилизованного» рынка. Но только рынок такой может существовать
лишь в правовом государстве, а не околоворовской структуре, где вместо Гражданского, Жилищного, Уголовного, в конце концов, кодексов и Антимонопольного законодательства живут «по понятиям». Но попробовать можно. Попробовали...
Первым к такому решению пришел все тот же Ку­кушкин. Разорвав отношение с неугодным ему Даминовым, он предложил напрямую подписать договор непосредственно Голобокову, заместителю директора Оренбургской городской теплогенерирующей компа­нии. Решение, единственно верное в той ситуации. Так, по крайней мере, казалось тогда. Но господин Голобоков подписывать такой договор категоричес­ки отказался, и первые проблемы нарисовались уже спустя несколько месяцев. Тем паче, что кабинеты этих двух деятелей-«неразлучников» — Даминова и Голобокова — находятся в одной приемной, дверь против двери. Как, говорится, «карман свой кошелек далеко не отпускает».Тут надо еще прояснить ситуацию. Между строка­ми или сквозь них читается — и это всякому понятно - что потеря вожделенных 18% с появлением счетчи­ков энтузиазма тепловикам не добавила сразу. И если от ООО «Коммунальная тепснабжающая компания» генераторщикам хоть что-то, да перепадало, то теперь уже четыре миллиона ежегодно грозили исчезнуть из их поля зрения навеки. Оно, конечно, в свете ос­тальной суммы — крохи, но это прецедент, нашему народу только путь укажи, все ломанутся прочь! За молчать факт нельзя, тем более в нашем крохотном городишке. Остается одно: поставить на место, благо способы есть.
Способы в отрасли не новы, перекочевали они от старших братьев-«трубопроводников»: газовиков и нефтяников. Не платишь в срок — перекроем краны. И баста. А если платишь? Вот тут уже полный простор для криминального творчества. Наше Законодательство и так подобно голландскому сыру, все в дырках. А когда в дело вмешиваются местные интересы, то творчес­кий потенциал коммунальных «братков» возрастает многократно. Началось все в мае 2007-го...
Дома ТСЖ «Гамма» останутся без воды! «Систе­матически недоплачивая за потребленную тепловую энергию, председатели товариществ собственников жилья и жилищных кооперативов ставят под угрозу качественное обслуживание домов, входящих в со­став обществ.
В списке неплательщиков Оренбургских тепловых сетей находятся товарищества собственников жилья «Гамма», «Сокол», «Оренстрой-1», «Утес», «Мой дом», жилищно-строительные кооперативы — 104, 66, 46
Общая задолженность по указанным жилищным организациям на сегодняшний день составляет 7 млн. 118 тыс. руб., сообщает пресс-служба "Оренбургской теплогенерирующей компании".
Не имея возможности продолжать неоплаченный отпуск тепловой энергии и руководствуясь Гражданс­ким Кодексом Российской Федерации, Оренбургские тепловые сети вынуждены после неоднократных пре­дупреждений вводить отключение энергоснабжения, путем ограничения горячего водоснабжения жилых домов.
22 мая информация об имеющейся задолженнос­ти за потребленную тепловую энергию ТСЖ «Гамма» и уведомление об ограничении на 28.05.07г. горяче­го водоснабжения указанному ТСЖ были направле­ны управляющему Кукушкину Виталию Алексеевичу. Подпись в получении уведомления сотрудники ТСЖ ставить отказались. Копии были направлены перво­му заместителю главы города, в прокуратуру и ГОЧС Оренбургской области. Соответствующие меры не были приняты.
25 мая управляющему ТСЖ «Гамма» уведомление об ограничении было направлено повторно.
25.05.07г. объявления об ограничении подачи ГВС были вывешены сотрудниками тепловых сетей на до­мах ТСЖ «Гамма» по ул. Дружбы 6, 6/1, 8, 10, ул. Салмышская, 29.
В данном случае вся ответственность за недопос­тавку услуг возлагается на управляющих жилищных организаций» (www.eprussia.ru, 25.05.07).
За всей этой галиматьей — совет: «Вернись в «Ком­мунальную теплоснабжающую компанию», я все про­щу!» На практике в долговую яму загоняли просто: закончился отопительный сезон — оплати по полной. Только жители-то платят всю сумму за отопление рав­ными, по 1/12 долями в течение года согласно Зако­на, а летом отопление вообще бездействует, и счетчи­ки не крутятся. Откуда же в мае взяться деньгам за отопление в полном размере? Но это тепловиков не касается, здесь главное «прессануть» непокорного ру­ководителя, а заодно выставить его в нелицеприятном виде перед своими жильцами. Вот, дескать, виновник всех ваших напастей.
Мы уже упоминали о том, что реальная задолжен­ность жильцов никогда не превышала 5% от общей суммы платежей. В нашем случае она еще меньше. К тому же, Гражданский Кодекс Российской Феде­рации, на который ссылается руководство теплогене­рирующей компании, в купе с Кодексом Жилищным категорически запрещают отключение дома целиком, если хотя бы один жилец оплатил стоимость комму­нальных услуг.
И, тем не менее, отключили, вынуждая потом тас­каться по судам, прокуратурам, администрациям и доказывать то, что и так прописано в законах впол­не русским и понятным большинству населения язы­ком.
Опять же, можно было бы предположить, что все эти поставщики услуг «гимназиев не кончали» и за­конов не знают, но когда работники прокуратуры, прочитав заявление, смутно улыбаются и непонятно говорят: «По закону Вы правы, но Вы же должны и понимать...» Вслед за весомой МХАТовской паузой действительно начинаешь «понимать», что и здесь чи­новники живут действительно не по законам, а «по понятиям» в самом наихудшем смысле этого слова. И перед их круговой порукой меркнет даже знаменитая сицилийская «омерта» — кровавый обет молчания.
Следом идут письма доброхотов с докторскими степенями, кстати, вполне достойных в миру людей, в которых властям раскрываются глаза на то, что ру­ководство ТСЖ прикупило себе уже три многоквар­тирных дома, собирается сдавать квартиры в аренду и спекулировать площадями. Не успевает УВД разо­браться, «где здесь мухи, а где котлеты», следует оче­редная «телега» в лучших традициях сталинских вре­мен.
А потом к твоим подопечным домам подкатывают агитмашины, и шустрые девочки с мегафонами на­чинают оголтело орать по дворам о бессовестности руководства ТСЖ, о коррупции и воровстве в твоем Правлении и об обманутых жителях, которым за их же кровные денежки отключают воду, отопление или свет. В ход идут и статьи в газетах, и листовки. Коро­че, идет «прессовка» еще та. Даже выборные техноло­гии отдыхают. Действительно, что стоит спустить из твоих четырех миллионов пару сотен тысяч на подоб­ную акцию? Мелочь, право.
Деньги у руководства ТСЖ конечно нашлись (за­метьте: не в казне товарищества — в частном поряд­ке, через друзей и знакомых), временно все затихло. Но ни о каком примирении и речи быть не могло. Тепловики планировали войну до победного конца. Был лишь перерыв до сентября. И вот тут-то, в канун нового отопительного сезона грянула очередная на­пасть: ТСЖ предложили платить по новой расчетной нагрузке по горячему водоснабжению, превышающей нагрузку нормативную на 30% (хотя в том же Кодек­се четко прописана оплата согласно норматива). Про­блема еще в том, что поставить счетчики на горячую воду технически невозможно — к потребителю воды не подводится «обратка». Кроме того, на террито­рии ТСЖ существуют субабоненты: магазины, пред­приятия... С них теплогенерирующая компания тоже получает плату дополнительно. Видимо, остального показалось мало... И опять на риторический вопрос «откуда такие цифры?» был не менее изящный ответ: «А это у нас внутренние расценки!»
На сей раз сама акция устрашения проводилась по всем правилам военного искусства: одновременно в пять дворов на пяти машинах прибыли пять «штурмо­вых» сварочных бригад, перекрыли задвижки горяче­го водоснабжения, обмотали проволокой и заварили. Вот так-то. Правление ТСЖ выдержало только три дня осады. А потом под усиливающимся моральным давлением со стороны жильцов и под угрозой давле­ния физического, без возможности «откупиться» от прожорливых чиновников, было вынуждено подпи­сать унизительное соглашение с теплогенерирующей компанией о погашении несуществующей задолжности, заверенное ни много, ни мало самим заместителем мэра по вопросам ЖКХ господином Колыченковым. Вершилось это беззаконие в кабинете того же г-на Колыченкова, в присутствии депутата Законодатель­ного Собрания города, директора тепловых сетей (!) Ермошкина и его заместителя, все того же приснопа­мятного Голобокова. Подписали в 14.00, а уже в три по полудни рабочие открыли задвижки. Блокада была снята. Надолго ли?
Конечно, нет. Ведь сейчас мы коснулись самого святого в нашем городе — законодательной власти, в которой добрую половину депутатов городского Сове­та составляют представители компаний-поставщиков услуг ЖКХ: работники и руководители «Облгаза», «Оренбургэнерго», Водоканала.... То есть, непосредс­твенные получатели тех самых коммунальных плате­жей. И что, после этого они будут ратовать за снижение тарифов или расследовать вопросы злоупотреблений служебным положением? С какого это перепуга? Над ними ведь тоже есть свое начальство. И ему тоже, в свою очередь, «хочется кушать», желательно — сытно и своевременно. И если о вертикале государственной власти мы пока говорим только на бумаге и с экра­на, то в коммерческих структурах (как, впрочем, и в воровских) вертикаль оная соблюдается непреклонно. Вся иезуитская мудрость столоначальников заключа­ется в том, что мы же сами под лозунги демократии и избираем себе тех, кто нас же потом и обворовывает. И не будет этому конца, пока одни и те же люди осу­ществляют контроль над деятельностью коммуналь­щиков и одновременно являются поставщиками тех самых коммунальных услуг.
Самая скандальная и самая прогнившая система страны, однако, в то же время является одной из самых жизненно важных. Пока еще не привыкли мы жить без света, тепла и электричества, а за водой ходить на ближайшую колонку. И, как это не прискорбно, оста­емся заложниками собственной неповоротливости.

"Коммунальные Войны" Эпизод 4, 5 (продолжение)
kukushkinprotiv
ЭПИЗОД IV «Новая надежда»
«— Да пребудет с ним Сила, — проговорил Учитель Йода.
— Он еще молод, но он — наша последняя надежда...»
Джордж Лукас, «Звездные войны»

Чем же так насолили два скромных по размерам ТСЖ городским властям, что вызвали столь бур­ную реакцию ответственных товарищей всех уровней? Здесь надо немного вернуться назад, в уже упоминавшийся нами 1997 год.
В то время, как в Правительстве страны ломались копья в спорах о возможных формах реформы ЖКХ, российская законодательная база, оказывается, прак­тически уже была подготовлена для разрешения этой проблемы.
Основой стали: статья 30 Конституции Российской Федерации «О праве граждан на объединение для со­здания профессиональных союзов для защиты своих интересов», Федеральный Закон от 19 мая 1995 г. N 82-ФЗ «Об общественных объединениях» и Федераль­ный Закон от 12 января 1996 г. Ы7-ФЗ «О некоммер­ческих организациях». А с принятием Государствен­ной Думой 24 мая 1996 года Федерального закона «О товариществах собственников жилья» (в редакции от 30.12.2001 N 196-ФЗ, от 21.03.2002 N 31-ФЗ) все встало на свои места.
Отныне «спасение утопающих», то есть — залож­ников системы ЖКХ, вполне могло стать «делом са­мих утопающих». Граждане России наконец-то полу­чили возможность реально взять управление своими домами в свои руки. С этого года начинает свою историю «клонирование» коммунальных МУПов. А за год до этого в Оренбурге были созданы первые товарищества собственников жилья. Тогда это были первые ласточки, ТСЖ создавались скромно, на базе одного дома (так называемые «подомовые»).
И как раз в июне 1997 года появился новый преце­дент — в Северном округе МУЛ «Норд» (до того име­новавшийся ЖЭУ-10) был по предложению жильцов реорганизован в ТСЖ. Возглавил его бывший управ­ляющим того же МУПа Виталий Кукушкин.
Человек, взявший на себя управление ТСЖ «Гам­ма», в системе коммунального хозяйства не был но­вичком. Еще учась в институте инженеров железно­дорожного транспорта и работая ведущим инженером в вагонном депо, Кукушкин возглавил строительство ведомственного многоквартирного дома. Строили хозрасчетным способом, пришлось изучить все стро­ительные тонкости: от нулевого цикла до отделочных работ. А хозрасчет приучил экономить. Потом была работа в УЖКХ Ленинского района (если кт помнит — было в Оренбурге такое административно-терри­ториальное деление), перевод в район Дзержинский, в только что организованное ЖЭУ-10. Примерно тог­да же, в силу своего «неуемного» и независимого ха­рактера, попал Виталий Кукушкин под новые тогда веяния — создание МУПов.
Новая структура давала недостающее чувство эко­номической и финансовой независимости, свободы действий, самостоятельности. Но, как это всегда у нас происходит, полномочия для того и даются, чтобы их вовремя отобрать. Через полгода существования МУП «Норд» сверху принялись «закручивать гайки», демонстрируя, кто на самом деле в доме хозяин. Пол­номочия урезали до безобразия. Вместе с финансиро­ванием. Дышать стало трудно...
Как раз в это самое время местные жители, многие их которых, кстати, трудились в этом самом «Норде», пришли с инициативой — создать на базе полуживого МУПа вполне дееспособное товарищество собствен­ников жилья.
Поспрашивали тех, кто уже год работал в новом формате, подняли Закон о ТСЖ, переговорили с жи­телями. Дело было новое, но интересное: создать ТСЖ с собственной производственной базой.
Обратились в городскую администрацию. Мэром тогда был Геннадий Павлович Донковцев, человек не лишенный определенных властных амбиций и сто­ронник полезных нововведений. Он одобрил идею Кукушкина, но предложил создать не одно, а три ТСЖ, каждое — на домах восьми-десяти, поскольку дело новое, и практики такой, естественно, ни у кого не еще было.
Жители активно включились в это дело, докумен­ты были подготовлены быстро, и товарищество собс­твенников жилья «Гамма» было зарегистрировано двадцать третьего июля 1997 года.
Собственно, для работников ТСЖ внове была только сама форма управления, а во всем, что касает­ся обслуживания жилого фонда, они и так были про­фессионалами высшего класса.
Зато отныне они сами планировали себе бюджет, определяли фронт работ, появилась подлинная само­стоятельность и независимость. Время было интерес­ное: жилой фонд и весь штат работников перешли из МУПа в ТСЖ, сам Кукушкин, как директор, еще какое-то время оставался в «Норде», надо было про­вести его плановую ликвидацию в соответствии с за­коном.
Пока суд да дело, все три ранее созданных ТСЖ, накопив определенный опыт работы, решили объеди­ниться, и предложили Виталию Кукушкину возглавить вновь создаваемое ТСЖ «Гамма». Администрация поддержала и это начинание, и с 1998 года «Гамма» пустилась в самостоятельное плавание.
В те времена в городе нашем все действительно де­лалось легко. Страна была в экономическом тупике, и правительство поддерживало все начинания, способ­ные вывести из этого кризиса хотя бы отдельные от­расли экономики.
К тому же, была большая активность самих жиль­цов, практически все делалось по «инициативе сни­зу». Да и регистрировалось ТСЖ тогда при админис­трации, а при благорасположении мэра все остальные вопросы решались просто.
Проблемы начались в 2002 году, который ознаме­новался просто каким-то бумом создания ТСЖ! Прак­тически, весь Степной поселок поднялся и колоннами подался в товарищества собственников жилья. Что послужило причиной резкой перемены в отношении власти к ТСЖ — остается только догадываться... Воз­можно, потеря контроля над жилым фондом, «кар­манными» МУПами и ООО, над определенными фи­нансовыми потоками, но только именно с того года начинается история реальных «коммунальных войн».
Несколько по-другому складывалась история ТСЖ «Веста». В отличии от Кукушкина, Борис Поляков пришел в систему жилкомхоза не с производства, а из армии. Попав под сокращение в 1995 году в чине подполковника, Поляков оказался временно не у дел. Один из знакомых предложил пойти к нему работать мастером в ЖЭУ-2. Неожиданное предложение По­ляков обдумывал с неделю, а потом согласился. И не прогадал, как оказалось в последствии.
В то время с работой для отставников было сов­сем худо, а здесь через полгода работы руководство УЖКХ Центрального района предложило должность начальника ЖЭУ по улице Полигонной. Опять были вполне естественные сомнения, но подумал — и со­гласился.
Здесь был полнейший развал, и поначалу пришлось вспомнить армейские привычки и начать «строить» подчиненных. Пару месяцев решал кадровые вопро­сы: разгонял «алкашей»-слесарей и просто тунеяд­цев, разбирался с бухгалтерией. И только потом смог вплотную заняться домами.
Как и Кукушкин, в 1997 году стал директором МУПа, так работал — и неплохо работал! — до 2002 года.
Но однажды на собрании жильцов прозвучало предло­жение о создании ТСЖ. Вот, мол, в Дзержинском районе они давно существуют, а знакомые, там проживающие, отзываются о такой системе управления домами в общем-то неплохо, а некоторые даже отмечают сильные положи­тельные изменения по сравнению с прошлыми годами.
Сказано — сделано. Предложили жителям создать инициативную группу, собрания проводили практически на каждом доме. И везде решение было одно: надо созда­вать товарищество.
Конечно, нашлись и противники, и просто сом­невающиеся. И все это исключительно от правовой неграмотности. Больше всего жильцов пугало то, что в протоколе собрания надо было ставить подписи и указывать метраж жилой площади. Так родился миф о том, что квартира окажется в залоге у руководства ТСЖ. И будут они, дескать, потом нашими квартира­ ми торговать! Но преодолели и это.
Девятого июля 2002 года все формальности были соблюдены, а ТСЖ — благополучно зарегистрирова­но.
Но это не значит, что началась «плодотворная ра­бота». Чтобы ТСЖ, созданное на базе жилого фонда «почившего в бозе» МУПа, стало функционировать, по новым временам надо было собрать уже целых восемнадцать подписей чиновников самого различно­го ранга, от заместителя Главы города до начальника управляющей компании Южного округа. А на полу­чение одного такого автографа уходило от недели до месяца, в зависимости от степени наглости или жад­ности начальства. Сколько было потрепано нервов и выпито крови — никакому учету не поддается. Но все, и плохое, и хорошее, когда-нибудь заканчива­ется, необходимые подписи были собраны, и только
1  апреля 2003 года появилась возможность реально приступить к работе.
К тому времени в Администрации города наконец сознали, что из-под контроля уходят грандиозные суммы. Если в 1997 году все расчеты за услуги ЖКХ велись через так называемый единый расчетно-кассо­вый центр (РКЦ), а позднее — единую систему комму­нальных платежей, то теперь ТСЖ все расчеты стали вести через собственные кассы, поскольку ни от РКЦ, ни от единой системы денег они обратно, мягко гово­ря, не получали. Или получали не всегда. Подобная финансовая независимость ТСЖ вызвала недоволь­ство у городского руководства. Все эти финансовые насосы в лице  Коммунальной Теплоснабжающей Компании», предприятия «Офис» и прочих лишились значительной подпитки, поскольку в городе, по раз­ным оценкам, осталось только от 15 до 30% неприватизированных квартир, квартплата за которые и идет непосредственно в городской бюджет.
И тем не менее, не смотря на все эти перипетии нам удалось доказать своим опытом (десяти- и четы­рехлетним), что единственный способ эффективного управления отдельно взятым домом — это создание в нем ТСЖ. Но необходимо к тому же, чтобы это ТСЖ было не формальным, а реальным, и при том рачи­тельным собственником своего дома.
Не правда ли, как все это отличается от того, что день и ночь вещают нам с экрана чиновники-«ситхи»! Оказывается, система жилищно-коммунального хозяйства может и должна быть доходной, главное только, чтобы у нее появился хозяин, реально заинте­ресованный в ее развитии. В нашем случае — сам до­мовладелец. А система самоуправления товарищества собственников жилья — последняя реальная надежда для тех, кто хочет точно знать, как и на что тратятся его деньги.
 
ЭПИЗОД V «Империя наносит ответный удар»
«— Смутьяны должны быть уничтожены. — глухо
проговорил Дарт Вейдер, — а сама память
о них — развеяна утренним ветром!»
Джордж Лукас, «звездные войны»

Ни одно доброе дело не должно оставаться без­наказанным. И это особенно хорошо видно на истории становления и развития товариществ собственников жилья в Оренбурге. Казалось бы, горо­ду радоваться надо: по инициативе снизу с него снима­ется вся эта головная боль в виде жилкомхоза. Живи себе и по-пионерски рапортуй о широкомасштабном шествии реформ по твоей территории. Но не тут то было. Есть и другая сторона вопроса, точнее — главная и, вероятнее всего, единственная.
Мы уже упоминали, какие средства вращаются, греются, отмываются да и просто работают в системе ЖКХ по России. И это еще не все. Решением Пра­вительства страны планируется вложение 250 милли­ардов рублей в реконструкцию, снос ветхого жилья и постройку нового. И осваивать эти суммы будут имен­но негосударственные структуры, вроде тех же ТСЖ.
А теперь просто поставьте себя на сторону руко­водства города и представьте, что все эти греющие душу суммы пролетают мимо Вас, как фанера по вет­ру... Тут уже речь идет не о дубленках и персональ­ных машинах, попахивает счетами «за бугром», а то и недвижимостью в Коста-Браво. Еще и детишкам «на молочишко» останется... Живем-таки один раз. А со смутьянами разберемся, «каленой метлой» их, пока еще сами при власти и в силе.
Что-что, а укрощать строптивых у нас научились. Не могла администрация смириться с непокорными в сфере, где вращаются такие суммы наличности. А возможности воздействовать не неугодных более чем достаточно. Приведем один только пример...
Есть такая программа «Двор», о ней знают все, каждый август городские власти помпезно отчитыва­ются о «проделанной в поте лица» работе. Но мало кому известно (а рядовым гражданам — и тем более не ведомо), что на долю товариществ собственников жилья ежегодно по этой программе выделяются в об­щем около 17 000 000 рублей. Если пересчитать, то на долю каждого товарищества приходится что-то около 700 000 р. Распределением всех этих благ в городс­кой администрации занимается госпожа Закурдаева, руководитель отдела по координации деятельности ТСЖ (хотя кто и на каком основании, за исключени­ем, собственно, своего Правления ТСЖ, может здесь что-то координировать или чем-то управлять со сто­роны — не совсем понятно!).
Дальше — все по старой схеме: пора приступать к обустройству двора, а денег нет, и не предвидится, по­тому, как госпожа Закурдаева (!) решила не лавать.
А деньги-то выделены! Кому, как, по каким осно­ваниям они выделяются? Почему кому-то больше, а кто-то просто не получает ничего? И куда вообще ис­чезают эти бюджетные средства, если не доходят до адресата? Ответ лежит на поверхности: есть молчали­вые и тем самым угодные, которые, к тому же готовы делиться с вышестоящими чиновниками, пусть даже и во вред собственному делу, а есть принципиальные, для которых на первом месте стоит Закон и интересы своих учредителей. Но интересы эти, отчего-то, идут в разрез с чаяниями Администрации и Управления жилищно-коммунального хозяйства города.
Тут еще все тот же строптивый Кукушкин отказы­вается работать с навязываемыми ему подрядчиками (вряд ли стоит пояснять, кто и зачем их навязывает). А как с ними работать, если заходит такой подрядчик на объект в начале мая, умудряется проработать за два календарных месяца семь дней, ровным счетом ниче­го за это время не сделать и при этом благополучно «освоить» сто тысяч рублей! И когда до сдачи «двори­ка» остается около месяца, приходится руководству ТСЖ в экстренном темпе искать нового подрядчика, опять вкладывать свои (!) средства и доводить невесть кем начатое дело до ума. Общая доля участия города в финансировании обустройства придворовых терри­торий ТСЖ «Гамма», например, на сегодняшний день составляет не более 5-7%, которые погоды, соответс­твенно, не делают. Есть у господ чиновников желание показать свою руководящую и направляющую роль по образу и подобию прежних «вождей» — показы­вайте, ваше право. Но ведь есть еще и такое поня­тие: просто быть людьми! Надо выполнять свои (и не только предвыборные!) обязательства перед жильца­ми, горожанами! Если вам не нравится председатель ТСЖ как личность, то это, в конце концов, вопрос субъективного восприятия. А вот как вы сможете оп­равдаться перед людьми ?
Такая же история и с финансированием капи­тального ремонта жилого фонда в 2007 году. Все та же госпожа Закурдаева, все те же барские замашки: «хочу — дам, хочу — не дам!», но, тем не менее, на настоящий момент товарищество собственников жи­лья «Гамма» выполнило годовую программу капиталь­ного ремонта и даже превысило запланированные объемы почти на 40%. И благополучно отчиталась по всей документации перед городом. Вот так и создает­ся за чужой счет «благополучная» городская статис­тика. Жильцы наших домов нас поймут...
Не далее, как в декабре 2007 года пути наши с гос­пожой Закурдаевой вновь пересеклись, но теперь уже не на дворовых площадках, а на съемке телепрограм­мы компании OREN-TV.
Передача готовилась давно и, видит Бог, не по на­шей инициативе. Первый эфир намечался еще на ко­нец ноября, были приглашены представители УЖКХ и управляющий ТСЖ «Гамма» Виталий Кукушкин. Но съемки были сорваны, поскольку коммунальщики в последний момент в студию не явились по неиз­вестным причинам. Но автор и редактор программы Елена Овинова на этом не успокоилась и, надо отдать ей должное, решилась на второй подход.
Опять заручившись согласием «коммунхоза», она снова предложила нам принять участие в программе и при обширной зрительской аудитории изложить наши претензии коммунальным властям.
Оппоненты наши, однако, тоже не дремали и нака­нуне съемки заявили Елене, что придут на программу при условии, что там не будут присутствовать управ­ляющие ТСЖ «Веста» и «Гамма». В редакции их в этом свято уверили, но нас все-таки пригласили.
Сборы на съемки передачи напоминали какой-то криминальный сериал! Мы приехали на студию зара­нее, Кукушкин даже сменил машину, хорошо извес­тную администрации, и оставил ее за пару кварталов от телекомпании. Нас конспиративно провели на тре­тий этаж и просили громко не говорить, чтобы мы не «засветились» до поры. Для пущего эффекта.
В назначенный час успокоенные и благодушные представители славной мародерской команды в пол­ном составе (Голобоков, Закурдаева «со товарищи») уютно устроились в студии, и тут впустили нас...
После легкого первого шока, приглашенные вдруг вспомнили, что у них времени на теледебаты практи­чески нет, так как сейчас — обед, а он уже подходит к концу, и вообще, ни к чему эти словопрения...
Тема передачи была как никогда актуальная: су­ществует ли в городе самоуправление или нами до сих пор управляют по старинке. И как в этом свете выглядят товарищества собственников жилья. Оказа­лось, что все наше самоуправление на деле — про­стая фикция, так как многочисленные околовластные структуры в лице того же «отдела по координации деятельности неизвестно чего» до сих пор стремятся подмять под себя всех и вся, оставаясь при этом на стороне грабящих народ тепловиков, водоснабженцев и прочих, что-то генерирующих или просто продаю­щих несуществующие услуги, компаний.
Уникальность ситуации в том, что даже перед объ­ективами телекамер чиновники не захотели призна­вать, что нарушили все возможные постановления нашего собственного правительства, причем их моти­вировка была если не беспомощной, то, по крайней мере, странной в устах людей, кому доверена власть: «это плохой, неправильный закон». Вот и все!
Вообще-то, еще в древнем Риме говорили: «Суров закон — но это закон!» Видимо, к Оренбургу это не относится. Теперь переименуют «шарашкину конто­ру» Даминова в «единого поставщика» тепла, очеред­ной раз перепишут уставы и расширят и без того не пролезающие ни в какие ворота полномочия, и опять потекут народные рубли неизвестно в каком направ­лении. Безвозвратно. Правда, была оговорочка, что переплату за год 2007-й все-таки вернут. А про про­шлый год лучше и не вспоминать...
Закончилась передача, разъехались гости по род­ным уютным кабинетам, и вот тут-то все и началось. Не прошло и часа, как в контору ТСЖ «Гамма» на­грянула проверка городского контрольно-ревизион­ного управления совместно с прокуратурой. Это тем более непонятно, что товарищества собственников жилья не попадают под юрисдикцию КРУ, поскольку не являются госструктурой. У них своя Ревизионная комиссия, которая отчитывается перед общим собра­нием жильцов и Правлением. Но, тем не менее, на­чалась широкомасштабная проверка финансовой де­ятельности ТСЖ «Гамма», и это как раз в тот момент, когда руководство готовило материалы к проведению планового годового отчетного собрания. И без того занятых людей теперь отрывают от работы, опраши­вают, дергая по делу и без.
За последний год каких только проверок уже не было! Все возможные прокуратуры — областная, го­родская и районная, городское и областное Управле­ния по борьбе с экономическими преступлениями... И ни одного выявленного нарушения. А теперь еще и КРУ по инспирированным «жалобам жильцов», кото­рые, как выяснилось, даже не удосужились прочитать, что же они там подписывали.
А по территории ТСЖ Полякова пошли слонять­ся комиссии, уныло пересчитывающие не сбитые с карнизов сосульки и не убранные со дворов сугробы. «Заполучи, мол, фашист, гранату! Нечего критику на­водить, сейчас загрузим тебя проблемами по самую ватерлинию, некогда будет писульки по инстанциям рассылать!»
Какая отменная реакция, куда там братьям Клич-ко! А сколько материалов в то же УБЭП передава­лась нами, что называется, «чемоданы компромата», с цифрами, фактами?.. И никакого ответа. Получается, что тот прав, у кого больше прав.
Все это — испытанные, проверенные временем приемы. Вместо того, чтобы признать свою неправо­ту, валить с больной головы на здоровую. А тут еще, как на грех, прошел слух о том, что городское управ­ление жилищно-коммунального хозяйства будет рас­формировано, а вместо него останется одноименный областной департамент со штатом всего (!) в девять человек!
Наш чиновник-«ситх» — существо коллективное и быстро приспосабливающееся. Нашелся и здесь вы­ход. Как в свое время с ООО и МУПами. Не надо ни­чего перестраивать, изобретая велосипед. Достаточно контролировать (опять вспоминается Огурцов, теперь уже из «Старого знакомого»). Уж что-что, а контро­лировать-то нам не привыкать!
И еще как контролируют! Для справки: сегодня в городском департамента деятельность ТСЖ, в чьем ведении находится 51% городского жилого фонда, контролируют аж 6 чиновников. Зато остальные 49% муниципального жилья держат под неусыпным кон­тролем 150 ответственных товарищей. Это какая же армия безработных выплеснется из кабинетов, когда завершится реформирование жилищно-коммуналь­ной системы, и она перейдет из муниципального под общественное управление и контроль. Пока вся эта братия оплачивается, что немаловажно, из кармана налогоплательщика. И до недавнего времени регуляр­но повышала себе «сиротские» зарплаты и — соот­ветственно! — последующие не менее «сиротские» пенсии.
Все это остается за кулисами внешнего городского благополучия. И это очень удобно, особенно когда ок­ружающим сравнивать не с чем, нет иного, положи­тельного примера.
А откуда, скажите на милость взяться таким при­мерам, если давным-давно по всей стране в печати и по телевидению широко тиражируется именно поло­жительный опыт товариществ собственников жилья, проводятся семинары, лектории, форумы для их ру­ководителей, местные власти оказывают всяческую поддержку, по всей — но только не в Оренбурге! В нашем городе энергично создается отрицательный имидж самой идеи ТСЖ. Их руководство находит­ся под постоянным давлением. И не указ городскому начальству даже московские разработчики реформы ЖКХ, которые недавно приезжали в город на облас­тной семинар и подробно разъясняли нашему руко­водству всю его неправоту.
Увы, все это — просто агония старой системы жи­лищно-коммунального хозяйства, и, как всякая агония монстра, она страшна и опасна для окружающих.

"Коммунальные Войны" Эпизод 6 (продолжение)
kukushkinprotiv
ЭПИЗОД VI «Возвращение Джедая»
«— Он — джедай, и он сумеет все преодолеть, —
сказал Учитель Йода. — П да пребудет с ним Сила!»
Джордж Лукас, «звездные войны»

И все-таки, как говорят на Востоке, «шакал воет, а караван идет». Процесс реформирования сис­темы жилищно-коммунального хозяйства необ­ратим, как ход самой истории. Сегодня в Оренбурге уже насчитывается около 60 ТСЖ, охватывающих со­тни домов. В Москве, к примеру, их уже более 500, ширится движение по созданию товариществ собс­твенников жилья по всей стране.
Людям надоело платить неизвестно кому и неиз­вестно за что, а тем более — переплачивать. Кроме того, оказалось, что это очень приятно, когда на твоих глазах реконструируют систему водоснабжения, ре­монтируют кровлю, ставят в подъездах железные две­ри и домофоны, при этом не обременяют тебя лишни­ми тратами.
Человек уже хочет ощущать плоды демократии не на словах, а на реальном деле, когда он сам управляет собственным жилищным хозяйством, сам его финан­сирует, контролирует и не зависит при этом ни от каких чиновничьих капризов.
На пути становления новой жилищной структуры еще много подводных камней. И один из них — собс­твенно, само сознание граждан. По привычке, мы мало доверяем нами же избранным руководителям товарищества, вспоминая смутные времена ЖЭКов, когда никто ни за что не отвечал и ничего не делал.
Мы пока еще не в состоянии ощутить ту меру собственной ответственности, которая определяется нашими же правами участников товарищества. Само­устраняемся от управления делами, работы Общего собрания, ожидая, что, как и раньше, некий домоуправ-Санта-Клаус решит за нас все наши житейские проблемы. Да не решит, как не решал до этого, не стоит и надеяться.
Остается и упрямство чиновников, никак не жела­ющих расставаться со своими привилегиями «пущать или не пущать». Им трудно свыкнуться с мыслью, что заканчивается отпущенное им историей время, пора покидать насиженные кресла и применить свой опыт и знания на другом поприще, а может быть, и в мо­лодых еще структурах ТСЖ. Все-таки и среди «ситхов» встречаются порой не только просто порядочные люди, что тоже немаловажно, но и настоящие про­фессионалы своего дела. А разбрасываться такими людьми просто нерачительно.
Еще будут телебаталии, старое неохотно сдает по­зиции. Но уже создан Всероссийский Фонд поддержки собственников жилья, призванный охранять права рядовых граждан и содействовать развитию движе­ния по созданию ТСЖ. И это далеко не последний шаг. Сами товарищества объединяются в ассоциации, проводят семинары по ликвидации юридической не­грамотности общества в жилищном вопросе, обмени­ваются положительным опытом. А власти призывают тиражировать этот опыт по всей России.
А что на местах пока еще громыхают «коммуналь­ные войны» — так это пока, до той поры, покуда не дойдут руки у власти центральной вплотную пригля­деться к периферии и выяснить, куда же деваются на окраинах державы казенные и не только деньги. А ведь приглядятся, рано или поздно.
И всплывет тогда во всей красе та неприглядность, о которой мы говорили выше, потому как невозмож­но строить крепкое государство только на фундамен­те столицы, страна наша ох как широка, столько воп­росов накопилось у ее многомиллионного населения, что разгребать придется не один год.
И мы разгребаем, ведя нудную переписку с мес­тным градоначальством и подвластными ему струк­турами, прокуратурами и судами, ремонтируем тем временем на нами же заработанные деньги свое вет­хое жилье и крыши, меняем трубопроводное железо на практичный пластик (тоже за свой счет), как мо­жем, благоустраиваем подъезды и дворы. По большо­му счету, незачем нам тратить свое время на все эти дрязги, но кто-то должен начинать наводить порядок. А кто, если не мы?
Конечно, сказать, что создание товариществ собс­твенников жилья — панацея от всех бед в ком­мунальной сфере, мы не можем. Существует мо­нополия горстки людей на рынке строительных материалов и в строительной индустрии в целом, что тоже сказывается на ремонтных расценках.
Есть целый сонм разрешающих организаций, которые на корню зарубят саму идею перспектив­ного мансардного строительства, запросив несу­разную цену за свои подписи (мздоимства, кстати, тоже пока еще никто не отменял).
Те же теплосети лоббируют идею установки подъездных котлов-котельных только потому, что это отнимет у них огромный кусок прибыли. Здесь тоже думают исключительно о ведомственных ин­тересах и личном кармане, и никому нет дела до того, что проект этот мог бы решить вечную про­блему размороженных теплотрасс и дорогущего содержания всего этого городского трубного хо­зяйства.
Потому и противятся службы эти повсеместной установке приборов учета, чтобы никто и никогда не смог проверить, на сколько же недопопадают нам в дома тепла, и сколько мы реально переплачивает соответствующим структурам.
Когда-то в одной из своих работ Владимир Ле­нин писал, что «социализм — это учет и контроль». Похоже, что вместе со страной у нас отменили и эти две неотъемлемые части любого (социалис­тического ли, капиталистического) производства. Учитывать — значит лишить себя солидной доли благ, а контролировать самим себя градоправите­лям и вовсе кажется смешным. Так и живет наш чиновник, смеясь над нами, грешными, которым пока только остается задаваться все тем же баналь­ным вопросом: «куда деньги деваются?» новый век только начинается, а с ним — новая эпоха в развитии системы жилищно-коммунально­го хозяйства. И все больше простых людей, получая квитки за квартплату и оглядывая унылого вида ка­зенные подъезды, понимает: так дальше жить невоз­можно. А как?
Вот об этом мы и постарались рассказать в своей книге.
 
ЭПИЛОГ

Перо покоя просит, но невозможно прерваться вот так, на полуслове, только обозначив проблемы и не упомянув о путях выхода.
Сказать, что приведенная выше «коммунальная сага» была, по сути, лишь стрельбой из пушки по во­робьям, мы не можем. Кое-что сделано, кое-что воз­вращено. Но это крохи, процентов тридцать из обще­го объема поставленных нами себе задач. И нечего пенять только на чиновничью братию!
Действительно, как говорил профессор Преобра­женский из булгаковского «Собачьего сердца», все идет от «разрухи в головах». Мы только обозначили проблемы, озвучили их для широкой общественности. Прогресс начнется, когда все мы, управляющие то­вариществами собственников жилья, поймем, что мы действуем исключительно в интересах своих жильцов, а жильцы, в свою очередь, будут поддерживать нас в наших нелегких начинаниях. Вот тогда и наступит эта самая пресловутая «демократия в действии», подлин­ное народовластие, хотя бы в рамках реформы жи­лищно-коммунального хозяйства.
А там — посмотрим...